19.07.2024

Позвольте поблагодарить Российское председательство Совета Безопасности ООН за приглашение принять участие в дебатах по тематике взаимодействия ООН и региональных организаций – ОДКБ, СНГ, ШОС.

Высоко оцениваю свое участие в заседании главного органа Всемирной Организации, ответственного за поддержание глобального мира и международной безопасности. Убежден, что сегодняшние дебаты будут способствовать выработке новых, дополнительных механизмов сотрудничества Организации Объединенных Наций с ОДКБ, СНГ и ШОС - ведущими региональными организациями, действующими на евразийском пространстве безопасности.

19.07.2024

Генеральный секретарь ОДКБ Имангали Тасмагамбетов принял участие в дебатах на тему «Сотрудничество ООН с региональными организациями: ОДКБ, СНГ и ШОС», состоявшихся 19 июля 2024 года в Совете Безопасности ООН.

01.07.2024

Генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Имангали Тасмагамбетов в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал, стремится ли ОДКБ стать противовесом НАТО, о ситуации в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности, о роли Беларуси в организации и о том, какая инициатива Президента Беларуси стала важной и своевременной для ОДКБ.

01.07.2024

В период с 17 по 28 июня 2024 года в Академии управления МВД России для представителей руководящего состава иностранных государств проводился специализированный двухнедельный тренинг по организации деятельности правоохранительных органов и специальных служб государств – членов ОДКБ по обеспечению коллективной безопасности.

О деятельности «Международного уголовного суда»

24.05.2024

Широкое внимание не только политиков, но и мировой общественности, привлекло заявление так называемого «главного прокурора» «Международного уголовного суда» К.Хана о намерении подать требование выдачи ордера на арест премьер-министра и министра обороны Израиля.

В первую очередь примечательно, что речь идет именно о заявлении о намерениях; обсуждаются не конкретные действия (которые еще не осуществлены и вопрос, будут ли осуществлены), а только намерения, в искренности которых есть глубокие сомнения. Некоторые комментаторы высказали мнение, что заявление К.Хана, вопреки его буквальному смыслу, является частью проекта как раз по срыву привлечения израильских политиков к ответственности.

Очевидно, одной из целей такого заявления является намерение улучшить имидж «Международного уголовного суда», близкий к полному разрушению. Совершенно разные силы на абсолютно различных основаниях полагают нынешний «МУС» структурой, которой вообще не должно быть. Главным результатом его деятельности на текущий момент некоторые наблюдатели считают исключительно мощную дискредитацию самой идеи международного правосудия, и это мнение имеет самые серьезные основания.

Следует подчеркнуть, что организация, известная как «Международный уголовный суд», не может даже формально рассматриваться в качестве легитимной структуры после ряда очевидно неправовых и политизированных «решений», направленных в т.ч. против России. Не может рассматриваться в качестве легитимного должностного лица и «главный прокурор МУС» К.Хан, причастный к совершению ряда преступлений и (наряду с некоторыми другими деятелями) объявленный в розыск российскими государственными органами. При этом нельзя отрицать, что большой личной и политической удачей К.Хана является почти полное отсутствие интереса и внимания СМИ к фактам тех преступлений, в которых он был ранее замешан.

Институт «МУС», по оценкам ряда исследователей, изначально задумывался как дополнительный инструмент доминирования и контроля Запада над глобальным большинством, при этом принудительную силу его решениям должны были придавать военно-полицейские и экономические ресурсы стран Запада, в первую очередь стран НАТО. Хотя идея международного правосудия в формате международного уголовного суда на определенном этапе получила более широкую поддержку, предвзятость, политизированность и фактически заданность решений и действий «МУС» эту поддержку существенно снизили. При этом экономические и политические соображения, прежде всего угроза западного давления, не позволяют ряду стран глобального большинства определить свое реальное негативное отношение к сегодняшнему «МУС».

В ряде стран Европы тема политизированности решений «МУС» занимала (во всяком случае, до обострения нынешнего конфликта на Ближнем Востоке) менее заметное место, чем тема неэффективности его деятельности. И все же для Евросоюза «МУС» по-прежнему остается «своей» структурой, и навязывание взаимодействия с ним является частью проектов т.н. евроинтеграции.

Особую позицию по отношению к «МУС» заняли США: не признавая его полномочий и угрожая ему самой жесткой реакцией в случае рассмотрения действий США, американцы официально одобряют и пропагандируют те решения «МУС», которые направлены против государств, считаемые США своими противниками или конкурентами. Отношение к «МУС», в принципе, относится к ярчайшим проявлениям двойных стандартов в политике таких стран, как США и Великобритания (чьим подданным и чьей кандидатурой («назначенцем») является и К.Хан).

По-видимому, отсутствие реакции «МУС» на действия израильской стороны в секторе Газа сами деятели «МУС» рассматривали (и продолжают рассматривать) как свою самую серьезную имиджевую и политическую проблему (учитывая не только позицию арабского мира и глобального Юга, но и все более масштабные общественные акции на самом Западе в поддержку Палестины и против действий Израиля). Вероятно, первоначально имелась надежда на спад этой активности. Имели место попытки деятелей «МУС» оправдать свое бездействие поступающими угрозами и давлением (как подразумевалось, но официально не говорилось прямо, с израильской стороны). Не исключено, что имелась хотя бы слабая надежда просто (и фактически навсегда) «отложить в сторону» этот вопрос – как сделал тот же самый «главный прокурор» К.Хан в случае с рассмотрением преступлений, совершенных США и их союзниками в Афганистане. Если такой план действительно имелся, он оказался невыполнимым (и прежде всего потому, что требовал бы прекращения действий Израиля в секторе Газа, чего правительство Израиля совершенно не планировало).

Важно, что отношение к действиям «МУС», по ряду оценок, оказалось напрямую связано с отношением глобального большинства и значительной части политиков и избирателей самих западных стран – к политике европейских, и шире – западных – правительств (что не могло не стать еще более актуальным в год американских и общеевропейских выборов).

Соответственно, потребовалась более четкая демонстрация того, что «МУС» – и главное, представляемое им западное политическое и правовое сообщество – якобы осуждает преступления, совершенные в секторе Газа. Закрывать глаза на происходящее, оттягивать хоть какую-то предметную реакцию в течение более длительного времени было признано невозможным.

В данной ситуации и появилось заявление «главного прокурора МУС» о намерении потребовать ареста двух представителей Израиля и трех представителей движения «ХАМАС». Как Израиль, так и «ХАМАС» заявили, что заявление «прокурора МУС» выгодно противоположной стороне. Представители «ХАМАС» заявили, что это «приравнивает жертву к палачу». Представители Израиля подчеркнули, что выдача ордеров на арест израильских лидеров «станет историческим преступлением»; по словам Б.Нетаньяху, «МУС перешел красную черту в юридической борьбе против единственной демократии на Ближнем Востоке». Многие представители Израиля рассматривают заявление в контексте нарастания в мире антисемитизма.

Ведущие политические деятели, экспертное сообщество, СМИ проявили особый интерес прежде всего к той части заявления, которая касается Израиля (отдельные наблюдатели отмечают, что вопрос о государственной «привязке» «ХАМАС» - теоретически важной в данном обсуждении – вообще является очень неясным).

Представители США, включая президента страны, выразили возмущение по поводу заявления «главного прокурора»; спикер Палаты представителей заявил о возможности введения санкций против «МУС» в случае выдачи ордера на арест премьер-министра Израиля. В реакции стран Европы до настоящего времени доминируют заявления МИДов: Великобритания утверждает, что палестино-израильский конфликт не подпадает под юрисдикцию «МУС», поскольку Израиль не является участником Римского статута (в отношении других стран этот фактор не смущал британскую дипломатию) и что позиция «прокурора» не способствует разрешению конфликта; МИДы Франции и Бельгии постарались осторожно, но все-таки поддержать заявление «главного прокурора», допустив возможность международного уголовного преследования израильских политиков (некоторые комментаторы считают, что такие слова французского и бельгийского МИДов адресованы в большей степени населению своих стран, чем международному сообществу).

Есть мнение, которое связывает действия К.Хана с политическими разногласиями элиты Британии и Израиля, но его нельзя назвать широко поддерживаемым. До настоящего времени неясно, получат ли заявления «главного прокурора» дальнейшее продолжение и какое именно (но обращает на себя внимание, что ряд СМИ совершенно неверно трактует заявление о намерениях как уже якобы выписанный ордер на арест).

Общественно-политическое внимание к заявлению «главного прокурора», по-видимому, открывает для некоторых политических сил Запада определенное «окно возможностей», позволяющее принимать решения, которые в другое время встретили бы более жесткую реакцию со стороны администрации США, других влиятельных сторонников правительства Израиля, самого правительства Израиля. «Окно возможностей» уже решили использовать Ирландия, Испания и Норвегия, заявившие о признании Государства Палестина. Возможно, это решение они смогут подать правительству Израиля и его сторонникам в других странах как необходимое и неизбежное в сложившейся ситуации. Тем не менее, разрыв единства западной коалиции, ранее отказывавшей Палестине в праве на государственность, обращает на себя внимание.

Для самих деятелей «МУС» – в перспективе – ссылки на подобные решения западных стран могут послужить оправданием дальнейшего бездействия в отношении государственных деятелей Израиля: якобы «привлекли внимание к проблеме» и «получили результат, важный для палестинцев».

Примечательно, что комментарии западных СМИ и экспертов, посвященные заявлениям о признании Государства Палестина или о намерениях признать его – крайне редко сопровождаются указанием на то, что большинство стран – членов ООН уже признали Государство Палестина и имеют с ним дипломатические отношения.

Заявления «главного прокурора» дали повод представителям действующей администрации США громко выступить «в поддержку Израиля», тем самым отчасти сгладить у властей Израиля и значимой группы американских избирателей и общественно-политических деятелей – впечатление от ранее занятой позиции, которую сторонники действующих властей Израиля считают антиизраильской, при том что именно США блокируют любые усилия международного сообщества добиться прекращения трагедии в секторе Газа. Кроме того, смещение фокуса на вопросы юридической квалификации событий в секторе и вокруг него, и на вопросы юридической квалификации действий участников – уводит политическую дискуссию от проблемы прекращения трагических событий, которые там продолжаются. А также – дает возможность увести политическую дискуссию от других актуальных вопросов, в т.ч. связанных с вмешательством стран Запада в украинскую ситуацию.

Особое значение для характеристики «МУС» – и политики двойных стандартов США, Великобритании и государств ЕС – играет то обстоятельство, что крайне неопределенные обещания привлечь к ответственности государственных деятелей Израиля сопровождаются гораздо более подробной и убеждающей мотивацией, чем реально выданные ранее «ордера». Более того, приводимая мотивация необходимости привлечения к уголовной ответственности, перечень совершенных преступлений, по ряду оценок, в полной мере распространяются на действия властей Киева по отношению к Донбассу начиная с 2014 года.


Центр социально-консервативной политики


Мнение авторов может не совпадать с позицией Организации


Вернуться назад

Возврат к разделу

Все новости