16.02.2024

16 февраля 2024 года в Астане состоялась встреча Генерального секретаря ОДКБ Имангали Тасмагамбетова с Заместителем Премьер-Министра – Министром иностранных дел Республики Казахстан Муратом Нуртлеу. Стороны обменялись мнениями по предстоящим мероприятиям, запланированным в рамках председательства Казахстана в ОДКБ в текущем году.

16.02.2024

14 февраля 2024 года в Секретариате ОДКБ состоялся образовательный семинар (коуч-сессия) на тему: «Актуальные вопросы евразийской безопасности», в котором приняли участие руководители подразделений и эксперты Секретариата Организации, представители научного сообщества, а также студенты и аспиранты политологических факультетов ведущих российских высших учебных заведений, в том числе лауреаты премии в области геополитики и военной науки имени А.Е.Снесарева.

14.02.2024

14 февраля 2024 года состоялся брифинг начальника Объединенного штаба Организации Договора о коллективной безопасности генерал-полковника Андрея Николаевича Сердюкова по теме: «Основные задачи совместной подготовки органов управления и формирований сил и средств системы коллективной безопасности ОДКБ на 2024 год». В режиме видеоконференции в мероприятии приняли участие представители пресс-служб оборонных ведомств и средств массовой информации государств – членов ОДКБ.

08.02.2024

7 февраля Объединенный штаб ОДКБ посетили участники совещания председателей комитетов (комиссий) парламентов государств – членов ОДКБ, к предмету ведения которых относятся вопросы международных отношений, обороны и безопасности.

08.02.2024

7 февраля состоялась встреча Генерального секретаря Организации Договора о коллективной безопасности Имангали Тасмагамбетова с Министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым.   

О военно-политическом противостоянии на Корейском полуострове

26.01.2024

Усиливающаяся военная активность КНДР привлекает все больше внимания специалистов, занимающихся вопросами безопасности. В конечном итоге осторожно формируется мнение о складывающемся новом геостратегическом источнике военно-политической напряженности.

С одной стороны, Северная Корея, энергично наращивающая свой военный потенциал, причем в высокотехнологичном сегменте (в частности, ракетное вооружение различных радиусов действия), Китай, активно развивающий национальную систему ВПК по всем направлениям и мотивируемый возможной перспективой противостояния с США в связи с темой Тайваня.

С другой – Южная Корея с развитой военной инфраструктурой (является одним из важных мировых производителей вооружений. Экспорт оборонной продукции в 2022 г. составил около 17 миллиардов долларов с тенденцией к росту), а также Япония и США.

Собственно, роль США в этой комбинации очевидна, хотя бы потому, что два вышеупомянутых участника являются многолетними американскими партнерами по военной линии, на территории которых располагаются американские базы.

Не может не обращать на себя внимание сегодняшнее позиционирование Японии в военном региональном раскладе сил. В 2016 г. японцы сняли запрет «на коллективную самооборону», что отныне позволяет стране в случае военного конфликта «вступиться» за своих союзников. В целом Силы самообороны Японии превосходят по своей боевой мощи любые вооруженные силы стран НАТО (кроме, естественно, США).

С повторным приходом к власти Синдзо Абэ возобновили свой рост расходы на оборону и этот тренд сохраняется. Причинами его обозначены: нерешенный территориальный спор с КНР в отношении ряда островов в Южно-Китайском море, развитие КНДР ракетной и ядерной программ и появившаяся не так давно в японской оборонной документации Россия (в последнее время, вопреки сложившейся дипломатической традиции Токио открыто заявляет об «оккупации Россией своих Северных территорий»).

19 января 2024 г. МО КНДР официально сообщило об удачных испытаниях подводного носителя ядерного оружия «Хэиль-5-23», аналогичного российскому комплексу «Посейдон». «Подводная ядерная ответная готовность нашей армии усовершенствуется, а естественно продолжатся различные ответные действия над морем и под морем в целях сдерживания военных враждебных акций ВМС США и их союзников», – говорится далее в сообщении.

Эксперты полагают, что разработка данного комплекса вооружений, в первую очередь, связана с демонстративным противодействием американской военной базе на острове Гуам, где сегодня расположены несколько военных объектов, включая авиабазу Андерсен и базу ВМС Апра.

Кроме этого, Северная Корея 24 января с.г. провела первый испытательный пуск новой стратегической крылатой ракеты «Пульхвасаль-3-31», которая находится в стадии разработки и, по предварительной информации, может стать носителем тактической ядерной боеголовки «Хвасан-31».

Часть международных экспертов полагает, что резкая милитаризация северокорейской политики связана с «большой игрой» Китая, который стремится «распылить» американские войска по нескольким очагам напряженности, одновременно купируя конфликты между своими союзниками.

Не исключается, что возможное дальнейшее обострение вокруг Тайваня, весьма вероятно будет предварено столкновением между КНДР и Южной Кореей. Эксперты сходятся во мнении, что для КНР самая благоприятная возможность вернуть остров под свою власть силовым путем, раз уж не получилось политическим, появится тогда, когда США окажутся в состоянии наибольшей уязвимости из-за время выборов и занятости на других фронтах военных действий.

По оценкам экспертов, особую значимость в данном контексте приобретает растущее взаимодействие на российско-китайском треке в формате «отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия», подтвержденного российским и китайским лидерами в марте 2023 г. в ходе двусторонней встречи.

Налицо также активизирующийся российско-северокорейский диалог, в рамках которого «укрепление взаимовыгодного сотрудничества между Россией и КНДР и его возможные последствия вызывают озабоченность», согласно сообщению координатора стратегических коммуникаций, в Совете национальной безопасности Белого дома Джона Кирби.


ОИСО


Вернуться назад

Возврат к разделу

Все новости